Махровка
Она же Махорка-4

Слово авторов: слезная просьба авторов – не ругайте нас за этот бред. Он основан на реальных событиях Махровки I, II, III, написан двумя психически неуравновешенными готическими панками и выдержан в таком же стиле. Мы не стремились оскорбить героев данного произведения, мы их всех уважаем (ну, кроме №32, мы действительно хотели его унизить)). Автору первых трех частей извинения за своевольное продолжение произведения а также минус - за то, что убила наших любимых героев.  И помните: случайностей не бывает!

Список действующих лиц:
1 Костя Кинчев (доктор) - бессменный хозяин квартиры.
2 Вадик Самойлов - брат Глеба Самойлова, искатель молодых талантов.
3 Глеб Самойлов - их собутыльник с крепкой печенью, брат Вадима Самойлова.
4 Андрей Макаревич (Макар) - повар - людоед.
5 Сергей Чиграков (Чиж) - Всё тот же их собутыльник.
6 Вячеслав Бутусов (Буся) - зоофил и любитель жизни.
7 Борис Гребенщиков (БГ) - личность, не нуждающаяся в представлении.
8 Андрей Князев (Князь) - Беглый каторжник - панк.
9 Михаил Горшенев (Горшок) - подельник - опричник Князя, брат Ягоды, панк.
10 Алексей Горшенев (Ягода) - ужин (десерт), брат Горшка.
11 Дельфин - ужин.
12 Александр Ф. Скляр - ужин.
13 Илья Кнабенгоф (Чёрт) - заложник замкнутых пространств и мечтатель.
14 Лёва и Шура Би - 2 - бизнесмены, владельцы химчистки Би-2 Inc.
15 Тэм Булатов - Англо-Русский матершинник с лавочки под окном.
16 Чёрный Пудель Буси - собака без пола, без точной породы, без имени.
17 Черная Дыра - она же часть квартиры Кинчева.
18 Армен Григорян - ярый собаконенавистник.
19 Виктор Цой - дух добрый и непьющий.
20 Сид Вишез - дух злобный и пьющий.
21 Сид Спирин - изгнанный.
22 Юрий Шевчук - противник рока.
23 Владимир Шахрин - друг Бегунова, исчезнувший в ванной.
24 Бегунов - друг Шахрина, также находящийся в Черной дыре.
25 Раиса Ивановна - нелегальная подпольная торговка самогоном на площадях.
26 Павел Окунев - экзорцист – металлист.
27 Саша Васильев - человек в салатовом.
28 Валерий Кипелов - (Старый вокалист Арии), бабочка.
29 Артур Беркут - (Новый вокалист Арии).
30 Эдмунд Шклярский - шизофреник с раздвоением личности на почве звездной болезни.
31 Толпа санитаров городской психиатрической лечебницы.
32 Билл Каулиц - Пострадавшее.











Глава I.
«Высота взята - братья Самойловы. Разведение собак, избавление от насекомых и  немного кулинарии»

Хмурое солнечноватое утро, какого-то дня, какой-то недели, какого-то числа. «Подозрительная тишина в пустой квартире Костика», - подумал Кинчев. Я даже слышу собственные мысли, что уже странно??? 
Кинчев пошел зачем-то на кухню, наверное, поесть, обычно у людей можно было в ЭТОМ месте найти еду. Но у Костика кроме носков, ползающих по дому, в ЭТОМ мете ничего не было.
Раздался стук в дверь из чулана… Доктор удивленно пошел открывать. За таинственной дверью лежал Чиж.
- С новвым днёоооом, - Проговорил Чижик, держа в руке извивающийся носок.
Снова стук в дверь, во входную. Доктор бросился открывать, в надежде увидеть там кого-то знакомого.
За дверью стоял Буся, держа в руках большой пакет и своего любимца на веревочке.
- Оно мне семью заменяет, - Произнёс Слава, заходя в квартиру.
- Ну да!?- с подозрением ответил Кинчев.
- ОМмммммммммм,- послышался странный призыв из зала. Это Б.Г. пытался с помощью космической силы заставить землю крутиться в обратном направлении.
Слава с Костей решили продегустировать хмельной напиток, пока ещё никто не пришел.
***
В это время внизу, после сотни неудачных попыток попасть наверх, братья Самойловы решились на последнюю.
***
Раздался звонок в дверь. Уже шатаясь, хорошо начавший день, Хозяин квартиры пошел открывать. По дороге он думал над тем, что сказать, если это пришел Григорян.
Открывая дверь, он пытался сказать внятно «С новым днём». Но, открыв дверь, мигом протрезвел и с криком хлопнул её обратно, косяк упал (дверной!!!), звонок настойчиво зазвонил опять. Буся перемещался в направлении Кинчева при помощи Чёрного Пуделя Буси.
- Кто там? - выдохнул он, обратившись к ошалевшему Костику.
- Там, там, там…
Так и не дождавшись ответа, Буся решил посмотреть сам. Открыв дверь, Бутусов тоже протрезвел и заорал, хлопнув дверью. Заинтригованный БГ решил пока что на время отложить свой сеанс и пойти посмотреть, что там происходит.
- Что за шумы, исходящие от вас в чакрах моих?
На что получил вразумительный ответ:
- Там, там, там…
На 10-й минуте звонка нервы гостей не выдержали и дверь, без того занюханная слетела с петель…
- Вот он Я - готический твой принц, - яростно проговорил Глеб, вышибая ногой дверь чужой квартиры.
О да! Самойловы, прожившие не один день у подъезда на лавочке, заметно сбросившие вес, всё же проникли в загадочную и долгожданную квартиру. 
Но выглядели они странновато. На них было явно слишком много одежды: на Глебе - осеннее и зимнее пальто, несколько брюк, большое количество свитеров и четыре пары камелот на ногах, на голове несколько пар очков, шапочка и шарфик. На перевес висела бас гитара, электра, акустика. Вадим ничуть не отличался от братца: на осеннее пальто одета зимняя куртка, на камелоты натянуты кеды, шея, грудь, руки умотаны шарфами и так же надето по несколько свитеров и джинсов. На перевес висели электра и акустическая гитара.
- На улице что, резкое похолодание? - спросил БГ.
- Да там жарень вообще! - ответил Вадик, - это ультрановый способ: похудание без голодания.
- Кто сказал ГОЛОДАНИЕ? - донесся голос Макара из холодильника.
- Кстати, надо бы позавтракать, - заявил Вадик, идя на голос в холодильнике.
Братья Самойловы больше не нуждались в похудании без голодания. И поэтому решили скинуть с себя лишний (груз, вес) и оставили половину вещей, в которых пришли, у дверного проёма. 

В это время в махровке жизнь текла своим чередом. БГ решил почистить Косте чакры и бегал за ним с ёршиком по всей квартире. Мальчик добрался до бутылочки: Глеб с Чижом пили на брудершафт:
- Налейте водки, бокалы синие пусты, давайте выпьем….,- сказал Глеб и опрокинул стакан в рот, не договорив.
- За новвввый день! – выговорил Чиж.
Буся заперся с Черным Пуделем Буси в чулане: «У нас с тобой на двоих одно лишь дыхание».
В подъезде постоянно раздавался странный звук: «Дзинь-бринь, Бл*, дзинь-бринь, ох, дзинь-бринь ау, дзинь-бринь, ччерт...»
Илья Черт совершил Мекку и по дороге домой решил зайти к Косте, тем более что его звали. Он вызвал лифт, с подозрением глядя на надписи под кнопкой: «Лифт не работает». Ниже: «правда». Еще ниже: «Здесь был Юра».

Макар с Вадиком не нашли в холодильнике ничего похожего на еду, кроме носков и злой голодный Вадик возмутился:
- В холодильнике нет еды, в мире только я и ты... Иди-ка ты, Мака, в магазин, и занеси по пути в химчистку вот это.
С этими словами он протянул Макару ковер-вертолет ФИГ-2 улучшенной модели, изрядно потрепанный, грязный, драный, плохо пахнущий и распространяющий в атмосферу пыль.
Над бутылками царила анархия. Цой и Сид Вишез снова материализовались, и Сид силой внушения снимал с Цоя кодировку. После трех неудачных попыток Цой сказал «Скучно у вас тут» и ушел. Сид с горя решил изничтожить все запасы спиртного в махровке.
В дверной проем вошел Горшок и задумчиво уставился на лежащую на полу дверь.
- Мращно ссстою, на дверь гляжу. Нет моего в ней отраженья…
Увидя Кинчева он сообщил ему новость:
- В парадной, как в казематах, затхлый запах! Тут шшто сссобака сссдохла шшто ли? Нет, ну я хочу знать???
-У нас в подъезде лошадь сдохла, а ты "затхлый запах"… - Ответил Костя.

Шевчук мучался своими загонами, сидя на подоконнике в квартире Кинчева. Он давно хотел пообщаться с Шахриным и Бегуновым, но поскольку эти двое ушли в Черную дыру в ванной Кинчева, и хрен его знает, куда она ведет, эта дыра, Юра решил послать на это дело более крепкого чувака.
- А не хочешь ли ты помыться с дороги?- сказал Шевчук Горшку. Матерый панк, нахмурившись посмотрел на Шевчука. Тот понял, что сказал что-то не то.
- Я хотел сказать, не хочешь ли ты понаблюдать новый горшок Кинчева?
Горшок еще сильнее нахмурился. Шевчук понял, что опять сказал что-то не то.
- Короче, иди почисти зубы перед водкой.
- Какие вубы?- с удивлением спросил Горшок,- тебе явно хреново сссегодня…Ты че-то про водку говорил?
Мысли Шевчука заметались.
- Она там, в ванной, только будь осторожен, там кафель мокрый. (Блин, какой кафель, - подумал Юра, - У Костика и обоев - то нет).
Глеб подобрался к Сиду Вишезу и провозгласил он тост:
- За упокой души…
Сид заметался, заматерился и запротестовал, тогда Глеб предложил другой вариант:
- …За вечную любовь!
Горшок наивно зашел в ванную, предварительно разувшись. И, как и все его предшественники, исчез.

Макар, свернув в рулончик коврик ФИГ-2, пошел на дело.
Самойлов - старший хотел было заскучать, но тут вспомнил о своем предназначении.
- Мы ищем молодых и талантливых!
Достал из кармана лупу и пошел искать.
В этот момент, на пороге, звеня стальными кандалами, появился Князь. Он сказал:
- Надели на ноги мои стальные кандалы! Заперли в каменный подвал на тысячи замков! Но я услышал, что у вас тут ищут молодых и талантливых, мало известных и к вам убежал, избавьте меня от оков!
В это время Глеб и Кинчев пили «за водку во всём Мире» и Чиж стал трезветь, потому что нечего было выпить.
- Хочется пить, но не осталось водки????????!!!!!!!!!! В этом преступлении можно было подозревать только одного …
Чиж пополз искать на запах. Резкий и пахучий запах благовоний смешанный с ароматом носков перебивал все остальные. Это Борис Борисович выкуривал тараканов из махровки. Дверь чулана медленно открылась, из неё выскочил Чёрный Пудель Буси и, спасаясь от слишком заботливого хозяина, случайно исчез в ванной.
Следы водки и перегара привели Чижика к человеку с крепкой печенью.
- Ну, вввот ххкто впустил сюда эттих алкашей??? - с досадой сказал Чиж, глядя на Глеба и Вадима.
Ищущий молодые таланты Вадя пробегал мимо, и, услышав и увидев такие дела, неожиданно всё понял. И разглядывая Чигракова в лупу, заявил:
- Это был не Глеб, боже сохрани. (При этих словах Кинчев стал бить челом и креститься)  Это…(Вадик окинул махровку взглядом) – Сид! Печень его двулика, сверху она набита мягкой травой, а снизу каменное, КАМЕНОЕ дно.
- Ну, тодддда буддем иззгнять этттого злобного и пь.. пьяного ухх…духа.
БГ предложил:
- Надо бы вызвать экзорциста.
Чиж пополз искать телефон.
Буся Князю отпиливает его стальные кандалы лобзиком.
- А где мой опричник, - Спросил Князь, оглядываясь на Шевчука.
«Охх, а где же моя собачка?.. - подумал Буся, обливаясь седьмым потом и меняя седьмую пилку, - а че это Горшок своему Князю кандалы не пилит? А-а-а, он исчез…»
***
Макар, идя по улицам, ища химчистку, которая, кстати, была возле квартиры Кинчева, наткнулся на площади на ларёк с самогоном, в котором в сводное от работы время торговала Раиса Иванна, и решил взять ящичек другой - уже к обеду.
Заказав у Раиски на дом, пошёл в химчистку. На другой стороне улицы шел Саша Васильев, (во всем салатовом) с таким же ядовито - зеленым шезлонгом под мышкой и напевал: «Шли над городом притихшим, шли по улицам и крышам, по карнизам, переулкам, подшипникам и втулкам…» На заборе висела прибитая ржавыми гвоздями табличка «Осторожно, бешеный ПитБуль, больной СПИДом», под которой лежал огромный пёс и, облизываясь, глядел на Макаревича.
«Что-то странное происходит в городе», - подумал Макар, глядя на пробегающего мимо Эдмунда Шклярского и орущего, что он, будто бы египтянин. За этим последовал удар в спину пробегавшей за египтянином толпы санитаров. Когда Андрюха поднялся на ноги, над ним пронеслась огромная черная тень. Это был Кипелов, бабочка. За бабочкой, перепрыгивая препятствия, в том числе Макара, бежал Беркут с сачком и орал:
- Прочь, ты теперь ЧУЖОЙ!
   Макар обошёл с задней стороны дом Кинчева, где встретил вывеску: 
«ХИМЧИСТКА БИ-2 Inc.»
Когда он зашёл внутрь, его радостно встретил Шура, прыгая и что-то скуля. Макара спас Лёва, оттащив Шуру и закрыв в подсобке, откуда тот скулил и царапал дверь. Он явно был недоволен этим.
Ошалевший Макар забыл, зачем пришёл.
- Вы что-то хотели,- спросил Лёва.
Макар начал судорожно вспоминать, что сказал… КТО СКАЗАЛ?! (!)
- Блин, проклятый склероз, - пояснил Макаревич.
- Может, вы хотели бы почистить коврик от пыли? (Стоны, переходящие в вой из чулана опять отвлекли и так испуганного Макара)
- …ээээээ ууууу А Ну да(!) какая пыль, какой коврик?,. - ответил совсем взволнованный Макар.
- Тот, что вы так сильно сжимаете в руках? - сказал Лёва.
- Ну да, - сказал он, отдавая коврик, - только это не простой коврик, это ковёр - вертолёт.
Надо же так надраться,- подумал Лёва. Взяв коврик двумя пальчиками, Лёва выпроводил посетителя. Заказав доставку на дом, Макар с РАДОСТЬЮ убежал, обогнав санитаров и Эдмунда Шклярского. 
***
Единственная нормальная дверь в махровке, дверь ванной, даже открывалась. Из нее вышел Горшок, злобно пошлепал к волнующемуся Шевчуку и сказал:
- Че ты мне тут гонишшшь, нету там никакой фводки!!! ФВодки попить – милое дело, фвзглядом лофвить женссское тело!!!!... И горшшшок у него ссстарый!!!!! А фванны и кафеля вообщщще нет, только душшш!!!!!!!
   Шевчук удивленно посмотрел на Горшка, на котором из одежды были одни лишь семейники. После ухода Горшка у Юрика осталось лишь болезненное воспоминание о глупом предложении посетить ванную.
Следом за Горшком из Черной дыры вышли Шахрин и Бегунов. За ними семенил весьма растолстевший Черный Пудель Буси.
- Собаааачка!!! Ты не видела белого слона?- заорал хозяин Черного Пуделя Буси, спеша навстречу с распростертыми объятиями. Встретив любимое животное, Буся больше не мог пилить кандалы Князю, поскольку собаку следовало выгулять, вымыть, вычесать и сделать еще много чего, известного одному лишь Бусе. Горшок подменил его на месте освободителя Князя. Пока Горшок в трусах парился с лобзиком, Князь, удобно устроившись в кожаном кресле, пил кофе и читал газетку.
Шевчук Шахрин и Бегунов пошли отметить встречу (чем???)

В дальней комнате Чиж наполз на телефон и собрался с мыслями.
- Этто экзорцист?
    В ответ из трубки раздавался жесткий металл.
- Н..прр …м…ст…
- Да убббери тты с.. свой музон, елки – палки!!! У меня дома…  в… где?.. в квартире… Коссти Кинчева поселился злобный уххх…дух.. Уже - ик! три ящщика выппил..
- Ух ты! Это действительно очень злобный дух. - Ответили Чижу в трубку, приглушив музыку.
- Ну вы эта.. За сколько доедете, а то сейчас уже без десяти эта…
И Чиж загадочно уставился на часы, валявшиеся на полу и показывающие без десяти эта…
- Чёрт!…
- Я тут! Донёсся голос из лифта, в котором застрял Илюшка.
- Я разбиввваю телеф-фон, идду пить ссссамогон. - С этими словами он шмякнул, бросил, ударил, долбанул, убил насмерть трубку об пол. И его счастье, что Кинчев был  занят…
Черный Пудель Буси в свободное от Буси  время, сидя на окне, нагретом Шевчуком, размышлял о том, почему он случайно исчез в ванной, о том, почему он так редко бывал в квартире Буси? О том, почему все, а в частности Кинчев, так спокойно относятся  к тому, что квартира разрушается, а противный запах из парадной проникает внутрь. И о том, почему это такая тошнота скручивает желудок и тянет на солёненькие огурчики???   

Борис Борисыч с видом победителя и хорошего гуру взирал на выкуренного из квартиры Сида Спирина со товарищи со словами: «Нет больше у нас тараканов!» Сид объяснял другим тараканам:
- Будь осторожен! Чувствую кожей…
И уходил из квартиры быстрыми уверенными шагами. На пороге он столкнулся с кучей маленьких препятствий: с Горшком, его семейниками и лобзиком, наступил на Чижа, выпил с Глебом, помедитировал с Гуру, споткнулся об носки, наткнулся на Костю, бьющего челом, был укушен Черным Пуделем Буси, почесал Бусю, был найден Вадиком и долго доказывал ему, что он не молодой и достаточно знаменит, на пороге споткнулся о кучу самойловских шмоток и уже на выходе врезался в….
Перед ним стоял Макар, держа за шиворот Дельфина, Скляра и Ягоду, и говорил:
- Это - ужин: рыба в скляре (толкая вперед Дельфина и Скляра), а это на десерт, - указывая на Ягоду.
Реакция рокеров была различна. Вадим:
- Мы что тебе, гномы- каннибалы, что ли?!
- Давайте, давайте скорее ужинать!!! - обрадовался Шевчук.
- Дааа, ужиннннннннн, - голос Чижа звучал приглушенно.
- НЕЕЕТ! Дельфин – не рыба, дельфин – млекопитающее! - испуганно отнекивался «ужин».
- И я не КЛЯР, я - СКЛЯР, во мне нельзя делать рыбу, особенно Дельфина, - обиженно пояснил Саша Скляр.
Макар был не прав.
Глядя на то, что водки нет, и пить не с кем, Самойлов-младший молча ушел на балкон курить. И упустил важный момент. В дверном проеме показалась женщина с тремя ящиками водки.
- ХОЙ, Рогатцы!
- Раиса Иванна!!!!!! – заорал Вадик.
В двери образовалась пробка. Раиса Иванна запуталась в куче вещей. Как назло пришел Григорян, а чё это он пришёл??? Ягода и Скляр стали помогать с размещением ящиков в своем желудке. Буся пришел посмотреть, кто пришел и сам застрял в пробке, Костя Кинчев бил челом, Князь, матерясь на Горшка, пилил кандалы, Горшок изучал прессу и тайком пил из князевого стакана. Из соседней комнаты доносились странные звуки. В этой комнате были  Шахрин и Бегунов. Когда они решили взглянуть, что происходит в прихожей, то не смогли одновременно выйти в дверь.

Тут на этаж забегает Шура, высунув язык. За ним волочился Лёва с ковриком. Шура обнюхал, всех кто застрял. Порычал на  Григоряна, облизал Бусю, помочился на Скляра.

Сзади донёся еле слышный голос.
- Принимай свой коврик, он плохо кончил, он плохо пах, теперь он не летает. 
Но все были заняты ящиками с водкой. Забежав в квартиру, Шурка увидел спящего Чёрного Пуделя Буси. Горели глаза, и он улыбался. Вдруг Шура решительно расстегнул замок молнии на правой руке, откуда выпрыгнула колли…
- Это какая порода Лабрадор или Гибралтар? - Спросил Буся и добавил, - а у тебя случайно нет Белого слона????     
- Это Колли, а кличка Шура Би-2, - гордо ответил Лёва, вручая Раисе Ивановне коврик. 

Раздался звон металла - по лестнице шёл экзорцист.
- Я экзорцист, сила дана, верить в себя, сойти с ума! – С этими словами великий экзорцист застрял в пробке.
Вдруг раздался звук лопастей вертолета и Раиса Ивановна начала набирать высоту.
- ОЙ! АЙЙ! Мамочки!!!!!!! КУДА ЭТО ОН????!!!!!! Чао, Рогатцы!!!!!!!!!!!
       И улетела в неизвестном направлении.
       В этой давке в дверях Вадику раздавили лупу. Оставшийся без лупы Вадим пошел искать в махровке еду. Занятие бесполезное и неинтересное.
     
Черный Пудель Буси начал скулить, искать пятый угол, за пуделем метались Шура, Лева и Бутусов.

Экзорцист, проползая под ногами, наткнулся на Чижа, спящего в самом узком месте коридора, свернувшись клубочком. Аккуратно миновав Чижика, Окунев случайно наткнулся на Гуру и понял, что уже давно пора принять вертикальное положение.
- Вызывали? – робко спросил он.
БГ отвел его к Сиду Вишезу, который царствовал над разбросанными бутылками, принесенными Р.И.
    Рассмотрев Сида, понюхав его, сосредоточившись, вспомнив все известные заклинания, молитвы и заговоры, Экзорцист принял боевую стойку.
- А ну пошел вон!
Сид обиделся и ушел.
БГ стал обниматься с Окуневым и хвалить его:
- Ты крут! Павел крут! Я бы так не смог! Я бы впал в неделю медитации, собрал всю свою астральную и ментальную энергию Кундалини из копчика в чакрах Аджна, Сахасрара, Вишудха, открыл третий глаз, обрубил кармические хвосты, прочитал мантры, потом произвел бы обряд очищения ритуального предмета, который в дальнейшем…
- Да ладно, че ты! – скромно ответил экзорцист, С тебя сисот писят баксов.
- Мы все проп… ели.
БГ не хотел расставаться с кинчевскими деньгами, но и показаться жмотом не хотел и предложил Окуневу отдохнуть, пока он будет искать деньги. Окунев окинул взглядом голые стены и пошел на балкон. По пути его сшибли с ног Черный Пудель Буси, Буся, Шура и Лева.
***
Появился на свет Черный Фольксваген. (Маленькая машинка, покрытая черной курчавой шерстью). Шура радостно вилял хвостом, прыгая и играясь с Черным Пуделем Буси. Лева нянчился с Черным Фольксвагеном. Буся приговаривал: «Какой маленький, какой хорошенький, интересно, откуда он взялся, здесь же не проходил Белый слон?..»
- А мало ли что проходило в Черной Дыре! - загадочно сказал БГ.
От ударов Кинчева об пол, Черный Фольксваген вздрагивал и поджимал хвостик.

Экзорцист зашел на балкон и слегка испугался Глеба. Глеб сидел на краю балкона, курил, свесив ноги, и что-то меланхолично напевал себе под нос.
- На краю, ноги свесил я, и плююсь уже в никуда…(внизу стояла толпа заплеванных гопников и что-то орала, глядя наверх). Так смешно, Глебу весело, чудеса, чудеса…
Экзорцисту страшно захотелось покурить.
- Глеб!
- Ау?
- Простите, пожалуйста, Ваше Превосходительство, я не помешал своим присутствием Вашему возвышенному уединению? Извините, еще раз, господин Самойлов, не найдется ли у Вас, случайно, ну, может быть, завалялась, лишней сигаретки?
- Паша, на, - ответил Глеб, протягивая великому экзорцисту полупустую пачку сигарет.
- Еще одна маленькая просьба, мадемуазель, не сочтите за оскорбление Вашей персоны, разделить этот кислород с вашим покорным слугой, великим экзорцистом Павлом Окуневым.
У Глеба начали вянуть уши. Он ответил:
- Сядь, отдохни.
Они сидели и курили. Докурив очередную сигарету, Глеб выбросил бычок. Через несколько минут из под воротника Окунева повалил густой черный едкий дым. Окунев воздал руки к небу и пафосно объявил:
- Посмотри, я горю изнутри!..
Начался пожар.
Огонь уничтожал и без того пустую Костину квартиру. Черный Фольксваген задрожал от страха и потребовал Черного Пуделя Буси и Бусю. Шура прыгнул на руки Левы. Все, кто до сих пор занимались товаром Раисы Иванны в дверях, бросились наблюдать пожар. Григорян споткнулся об Чижа.
- Черт!
- Я здеееесь! – раздался голос из лифта.
Даже Кинчев отвлекся на пожар. Князь совал ноги в огонь, пытаясь расплавить кандалы. Горшок, утекая от Князя, столкнулся лоб в лоб с Ягодой.
- Братан!!! – заорал кто-то из них. Братья Горшеневы пошли выпить за встречу.
Ягода споткнулся об горизонтального Чижа, отчего с него (с Ягоды) свалились штаны.
- Черт, Чиж!!! (Я здеееееееесь! – откликался несчастный пленник лифта, который действительно не работал. Там же написано: здесь был Юра) Я выбираю для себя вертикаль!..
Ягода заметил одну особенность:
- Ух ты!! Братан, да у нас одинаковые семейники!!!
- Да! Мама покупала…

Вадик стоял у окна и находил более увлекательным, чем пожар, наблюдать за полетом Раисы Иванны и махать ей ручкой.
Макар толкал в огонь Скляра и Дельфина, а Шевчук ему помогал, подкидывая газетки, и думая про себя, что устраняет конкурентов, ужин сопротивлялся и не хотел равномерно прожариваться.
Шахрин и Бегунов запекали на палочке зефир.
Огонь расползался по квартире Кинчева, пока не дошел до Эвереста носков и сказал:
- Плохо пахнет, - и потух.
Все обрадовались, кроме Макара и Шевчука. Костя начал раскидывать носки по всей квартире в целях пожарной безопасности. С балкона вышли Глеб и подгоревший Пашка, что-то оживленно обсуждая. Собаки начали играться с Чижом. Чиж отвечал взаимностью. Голодные Кинчев и БГ забодяжили анаком. Все остальные пошли выпить за изгнание злого духа, даже Чиж приполз. Во время «чаепития» со знакомой лавочки у подъезда раздался американский мат и звуки гитары. Вадик заорал «ТАЛАНТИЩЕ!!!» И выбегая на лестничную клетку, споткнулся о скелет лошади и попытался вызвать лифт.
- Черт, лифт не работает!
- Да, да, я застрял в лифте!
Через некоторое время Вадим приволок за шиворот в квартиру тощего забитого нерусского мальчика. Мальчик упирался и отмахивался гитарой, крича что-то нерусское:
- Урманга, урмага, урманга бараб издесь, чечкелер, чечкелер…Факин офф!!!
Он подумал, что этим людям не понравились его песни, и они хотят отдать его Шевчуку. Вадик гладил по головке мальчика, глядя на него снизу вверх, и приговаривал:
- Мы искали молодых и талантливых, никому не известных музыкантов и наконец я нашел ТЕБЯ… Напомни имя???!!!
Выяснили, что мальчика зовут Тэм. Налили ему столько, что того, что он произносил, когда вошел он не смог даже вспомнить. Вадим сказал:
- Я нашел молодого и талантливого, которого так долго искал. Поехали, я представлю тебя всей стране по НР.
Чуть-чуть подпиленные кандалы, слегка подплавленные, они все-таки расцепились, и Князь оказался окончательно на свободе.     

Глава II.
«Прогулки по… и на…»

Все высыпали на улицу. Замыкающим шел Горшок, как-то странно выглядевший, даже для себя. У Скляра и Дельфина возникли кое-какие дела, и они пошли срочно их уладить.
Мимо пробежали Эдмунд и толпа санитаров.
- Я почти итальянец!.. - кричал пациент.
Самойловы перекинулись фразой: «По городам бродят санитары, они нас будут забирать...».
Глеб выпил с Беркутом.
Следом вышел Шура, застегивая руку. Пролетала бабочка, производя жуткий ветер размахом крыльев. За бабочкой пронесся Беркут с сачком. Глеб выпил с Кипеловым.
- Ссс головы сссорвал фветер мой башшшмак, я хотел одетьссся, но фвышшшло фвсccе не так…
Горшок отчаянно боролся с одеждой, которая не слушалась.
Поэтому Горшеневы решили пойти в одинаковой одежде (семейники), во-первых, на улице стояла дикая жара, а во-вторых, Горшок был не в состоянии надеть что-нибудь еще.
Костя пригнал к подъезду санки. Детские.
Все сели.(!)
Князь ввел во двор Билла, держа его под руки. Лязгнул ружейный затвор.
Билла впрягли в санки, и они поехали, оставляя за собой колею на асфальте. Скорость санок была бы намного больше, если бы Билл не теряло значки, не искало их, не целовало их и не вешало обратно, не поправляло макияж, стринги, не убирало челку из глаз. Ещё ездовое эмо останавливалось и плакало, совершало попытки суицида и писало предсмертные записки. Вобщем, ехали они долго. По пути они случайно заезжали в макдональдс, суши-бар, салон женского белья, зоомагазин, зоопарк, где некоторых чуть не оставили в качестве экспонатов, аквапарк, музей, роддом, пункт сдачи крови, мебельный магазин, ювелирный, вьетнамский рынок, вокзал и цветочный павильон.

Когда санки достигли суши - бара «Добро Пожрать», снова никто не смог остаться равнодушным. Билла оставили плакать на газончике, не отвязывая от него санок. Горшеневы и Самойловы бесились с жиру и засовывали друг другу в штаны, ну или в то, что было, лобстеров. Шевчук, пытаясь лишить слуха, зрения, обоняния и осязания Кинчева, тыкал ему китайские палочки в уши, нос и глаза. Кинчев оборонялся, и бросался в Юру лобстерами, которые разлетались от братьев. БГ барабанил теми же палочками. Илья Черт пошел в мужскую комнату. Охрана бара играла с Шурой Би-2, Черным Пуделем Буси, и Черным Фольксвагеном, пока хозяева оных пили сакэ нахаляву. Симпатичная раскосая официанточка наливала спиртное всем подряд, потому что любила рок. Она также угостила их: жаркое в горшочке. Горшок отказался. Чиж, вползая в двери, пытался сделать заказ.
Музыканты решили поехать дальше, потому что сильно ревело Билл. Погрузили Чижа.
Все сели. (!)
Кинчев спросил:
- Все здесь?
Он не услышал приглушенного НЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!!!, доносящегося из запертой кабинки туалета, в которой Черт отчаянно боролся с замком.
Самойловы подстегнули Билла плеткой, отчего оторвался значок, и Оно долго плакало. Пока оно плакало, все решили в очередной раз сделать остановку, хотя за эти 3 минуты они не проехали и метра.

Музыканты зашли в находящийся рядом салон красоты «Мумия». Запыхавшись и дрожа от приступов клаустрофобии, их догнал Илюшка. В салоне все было оформлено в египетском стиле, и сюда часто заглядывал Эдмунд Шклярский, хотя и не позволял красить порочной краской свое лицо.
Братья Самойловы и Горшеневы продолжали беситься и выдавливали друг на друга жидкое мыло, кремы, шампуни, кремы для бритья  и прочую дребедень, которую могли найти в салоне. Глеб выпил с Ильей Чертом. (Допился до чертика!).
БГ случайно побрили налысо (под Будду). Глеб выпил с Левой. Проходящий мимо Шевчук подкинул на кафель мокрое мыло. Илья Черт, обходя помещения салона красоты, поскользнулся на мыле (ЧЕРТ!) и случайно упал в солярий. Крышка захлопнулась.
Буся уговаривал стилистов подстричь Черного Пуделя Буси и Черного Фольксвагена, а Лева впихивал им Шуру, мол, подстригите и мою собаку, на что сотрудники крутили у виска. Вадик, развлекаясь, ткнул Горшка лицом в чемоданчик с тенями, отчего тот (Горшок) приобрел радужную окраску. Проходя мимо, Шевчук обратил внимание на Горшка.
- Что с тобой, Горшочек? - ехидно спросил Юра.
- Мне пофффиг, я панк! - ответил Миша Горшенев, после чего Юрик остался с фонариком под глазиком.
Горшенев пошел на Вадика с большой банкой лака для волос и возгласом «Я те щщщассс ирокез поссстаффвлю, панк недоделанный!!!».
Все остальные пили одеколоны и сошлись во мнении, что самые вкусные те, которые меньше пахнут. Наведя легкий творческий беспорядок, музыканты поехали дальше.
Билл шло скованно из-за узеньких штанишек, видя дорогу одним глазом, теряло значки, поднимало значки, прицепляло обратно (после чего оно шло и держало все значки), останавливалось, чтобы поплакать, оглянуться на все еще разлетающихся от братьев лобстеров, пропустить вперед Эдмунда, толпу санитаров, Беркута с сачком, написать предсмертную записку или совершить попытку суицида. За санками на дороге оставались кучи бутылок, окурков, этикеток, упаковок от какой-то ерунды. Догоняя санки, по дороге ползли кинчевские носки. Когда Билл в очередной раз резало вены, сани случайно заехали в тупик.
- Мы заезжаем в тупик, в тупике наркоман, сидит в шезлонге и курит дрянь…- сказал Григорян.
Человек в салатовом ответил:
- Люди стремятся попасть в вожделенную вену, большое спасибо рентгену, видно насквозь, как кто-то летает кругами над детской площадкой…
Глеб выпил с Сашей Васильевым.
Над площадкой кружилась Раиса Иванна, вцепившись в ковер-вертолет и отчаянно визжа. Вадик помахал ей ручкой. Вдалеке виднелась тень большой Старой бабочки, откуда - то слышались вопли Нового. Санки застряли в тупике, на что Самойловы быстро отреагировали:
- Частичка Черта в нас заключена подчас!..
Спустя какое-то время, они все-таки вырулили из тупика и доехали до дверей НР, где эмо отпустили пастись на травку.

Они вошли в здание. Вадик совершил экскурсию по месту своей работы. Илья Черт тщательно вытер ноги о диски, лежащие вместо коврика у входа.
Зайдя в маленькую подсобку с огромным количеством дисков, Вадим наивно сказал, чтобы все подождали там, и вытянул из толпы зашуганного мальчика.
- У нас сейчас эфир, а вы тут тихонько подождите, а я скоро приду.
Вадик и Тэм удалились в застекленную часть, откуда Вадим  наблюдал разрушения его студии, с трудом выговаривая свои слова:
- Доброго времени суток, дорогие дамы и господа! Сегодня у нас в гостях молодой и талантливый, никому не известный…
Зазвенело стекло, раздался крик: «Вот тебе, гот недоделанный!!!» потом кто-то шмякнулся о стенку, раздался еще один звон стекла, потом крик «Где мой опричник???!!!» раздался грохот, лай, визг, что-то треснуло, и зазвучала музыка.

В студии творился бардак. За Горшком, разбивая стекло, влетел Князь «Где мой опричник???!!!» За ним забежал Глеб с ящиком дисков и опрокинул его на Князя, отчего тот рухнул на Шуру, Шура взвизгнул, Черный Пудель Буси залаял и Вадик успел поставить в эфир первую попавшуюся песню. В этот момент раздался звон стекла. В студию влетели радужный Горшок с криком «Вот тебе, гот недоделанный!!!». За ним зашел Шура, расстегивая руку. Тэм запуганно спрятался за микрофон и вдавился в стульчик.

Костя Кинчев искал среди дисков что-то религиозное. БГ окуривал дьявольскую аппаратуру. Экзорцист изгонял дух злых дисков.
Буся играл дисками с Чёрным Пуделем Буси, собака приносила всё время разные диски (даже те которых не было у Вадима). Илюшка рассматривал мебель в студии, уклоняясь от траекторий полета дисков, диски падали с полок, под ногами хрустели их обломки, на подоконнике, вместо жалюзи стояли стопки дисков. На стенах висели диски, изображая какую-то картину. Столешница лежала на сложенных в стопки дисках. Компьютерная мышь лежала на диске, на дисках стояла посуда, с потолка свисала лампочка, облаченная в абажур из дисков. Диски не только были частью интерьера студии, но и просто валялись под ногами и стояли в стопках.

Макар, который так и не поел за весь этот день, варил диски в стакане с кипятильником. Чиж не мог переползти порог в студию. Шевчук тайком выкидывал в окно диски по одному. Шахрин играл с Бегуновым в пионербол дисками. Глеб предлагал стране тост. Шура приносил пачками диски Бусе, те, которые Слава кидал Чёрному Пуделю Буси, а также диски совершенно чужие, и диски, которые Шевчук выкидывал в окно. Лёва гонялся за Григоряном, который в свою очередь гонялся за Чёрным Фольксвагеном с криком «Собаки, собаки, бегают собаки, наверное, я собаконенавистник?!». Вадик пытался всему этому помешать и параллельно вести прямой эфир. Тэм сидел на стульчике и был шокирован!!!

После того как песня закончилась, в эфире появился крик «Дайте людям Рому!!!» Следом прозвучал глухой стук и просящие замолчали. Вместо них появился голос ведущего.
- Хочу напомнить, сегодня у нас в гостях… - Вадим, прикрыв микрофон рукой прошептал «напомни ещё разок имя, паренёк?»
- Меня зовут Тэм, я молодой талантливый, как вы сказали мне, никому не известный рок музыкант. Солист группы LUMEN уже 10 лет.
- Ну вот, видите, э-э-э Тим (гость хотел что-то возразить, но Глеб подставил ему под нос стакан портвейна), стоит только попасть ко мне в студию - и вы уже знаменитая Рок звезда! Значит, Я умею превращать просто любителей в профессионалов.
В эту секунду на заднем фоне присутствовали посторонние звуки:
- Охх! Ядрен! Хорошо пошел! А закусочка будет?
- Ну вот, а ты не хотел! - сказал в прямом эфире Глеб.
Вадик снова прикрыл рукой микрофон и поругал Тэма (или Тима?) за употребление на работе спиртного, затем выпил с братом за родственные узы и продолжил эфир.
Барабанщик группы «Кукрыниксы» Рома звонил Ягоде, но мобильник Лёхи был в штанах, а штаны в квартире Кинчева.
Вадим продолжал вести эфир.
- Скажите, Тюм, каково, по-вашему, в данный момент состояние нашей рок-музыки на фоне сложившейся в стране… АЙЙ! ОЙ! Ха-ха! Хи-хи-хи, фу, он мокрый! Не лижи меня! Ха-ха-ха! Щекотно! Ой, Глебушка забери его!!! 
- Такой маленький! Такой пушистый! Такой черный! – с удивлением сказал Тэм, - а можно его погладить? Слава не будет ругаться?
В микрофон раздалось частое дыхание.
За кадром: в студию влетел Черный Фольксваген и набросился на Вадика с целью полизать ему лицо и поиграть. После этого Вадик передал Черного Фольксвагена Тэму, для того, чтобы тот его погладил.
- Простите, это наш маленький друг. Вернемся к нашему гостю, которого зовут Тям. Скажите, Тём, сколько раз в день Вы едите? И что…
- Вадик, он обделался на Князя! – пожаловался Горшок. – Ну… я пойду?
Кстати, о БГ, который то медитирует, то обкуривает что-нибудь (или кого-нибудь), в данный момент он хотел устроить очередной сеанс медитации на симпатичной куче дисков у ног Вадика.
Князь был обделан свалившейся ему на плечо неприятностью и искал глазами своего опричника, чтобы тот почистил ему одежду.
Так и не успев задать вопрос, Вадик вновь поставил в эфир какую-то песню. Потом со злобным видом резко развернулся в студию и попросил закурить.
За Черным Фольксвагеном прибежал Черный Пудель Буси, Буся, Лева, Шура и Григорян с кипятильником, а также Макар, жующий вареные диски.
Буся забрал Черного Фольксвагена, оставив Князя наедине с его загрязненной репутацией, и ушел обратно в подсобку. Следом за ним ушел Черный Пудель Буси, Лева, Шура, Григорян и Макар.
На столе между Вадиком и Тэмом сидел Глеб и пил что-то из бутылки.
Горшок, утекая от Князя, на выходе споткнулся о Чижа, ударился о Кинчева и все трое упали друг на друга. Случайно проходящий мимо Ягода посмотрел на это безобразие и вновь сказал:
- Я выбираю для себя вертикаль.

На протяжении всего эфира на заднем фоне стояла брань, посторонний шум, плач эмо (за окном ревело Билл), смех, звон стаканов, собачий визг и лай, хруст и свист пролетающих дисков.

Тэм разглядывал окружающий мир. Его взгляд остановился на БГ.
- Господин Самойлов, господин Самойлов, а от БГ сияние исходит!
Вадим отобрал у БГ свою настольную лампу и водрузил ее на место, на диск на столе.
- Да будет свет! Да будет Люмен! – объявил Тэм и поставил в эфир свою песню.
Вадик, прикуривая у Глеба, плохо думал о Томе.

Из подсобки доносились приглушенные голоса:
- Слезь с меня, алкоголик!
Князь в ярости пошел за опричником, по пути испачкав грязной одеждой  Шахрина, Бегунова, Шуру, Леву, Григоряна, Черного Пуделя Буси и всех, кто попался ему на пути. С намерениями оторваться на нем, Князь вытащил  из-под Кинчева и Чижа раскрашенного Горшка, и поставил его на ноги.
- Ну-ка надень штаны!
- Так они шж у Кости фв кфвартире!
- Вот иди в квартиру и надень штаны!
Тут Князю под горячую руку подвернулся Ягода. И хотя Ягода не являлся опричником Князя, ему пришлось-таки топать в махровку вслед за братом, чтобы надеть штаны.
***
Вернёмся в студию. После песни Вадим решил подвести итог эфира.
- Сейчас прозвучала песня…,- Вадим осёкся. «Блин, какая песня, - подумал он, - ну ладно???», - моего гостя студии. «Черт, имя забыл. «Я здесь!» -  раздался голос». Тихим - тихим голосом Вадимка спрашивает у Брата, сидящего на столе между ним и Тэмом «Как его зовут?». Тот в полный голос, придвинувшись, к микрофону ответил:
- Двадцатисемилетний Тэм Булатов, вокалист и автор песен уфимской  группы «Люмен» был у нас сегодня в гостях.
- Да,- Подтвердил Вадим, - До свидания.
- Пока-пока,- выкрикнул Глеб.
- Прощайте,- проскулил Тэм.

В эфире зазвучала очередная какая то песня. И никто не услышал воплей Тэма, когда на него уронили Чижа.
  - Заберите своего алкаша, - прорычал Князь, скидывая с Ягоды и Горшка Чижика, который в одного опустошил бар Вадима Самойлова!

Вадим, глядя на «легкий» беспорядок смекнул, что пора уходить, пока ещё стены стоят.
- Ну че, пойдемте домой, в квартиру Кинчева?! – Предложил он.
«ДА» - все дружно согласились и ринулись к выходу.
Во дворе на газоне ревело эмо.
Все сели в сани(!).
Только Князь, разъяренный, решил поехать отдельно «Как сопровождающий основное шествие». На Горшке, а рядом бежал Ягода.
Как не странно, Билл ехало чуть быстрее обычного, хорошо поплакало перед дорогой. Только вены болели. Иногда обгоняя сани, перебегая дорогу, Князь разъезжая на Горшке со всеми здоровался.
- Князь! Очень приятно, Князь. Князь, очень приятно - Князь, Князь.
И так с каждым встречным.
Санки прокладывали новую колею неподалеку от первой. Позади оставался мелкий мусор: бутылки, окурки, пачки от сигарет, бумажки и упаковки.
Подъезжая к подъезду квартиры Кинчева, Самойловы унылым взглядом провожали исписанную лавочку.
Также перебегал дорогу саням Эдмунд и толпа санитаров. Новый, бегущий за Старым. И человек с шезлонгом в салатовом.

Наконец сани достигли подъезда Кинчева. С ездового эмо сняли уздечку и стеганули плеткой. Тот убежало. В конце улицы в него врезались Эдмунд Шклярский, толпа санитаров, Беркут, человек на шезлонге, Раиса Иванна, двигавшаяся в сторону квартиры Кинчева с ковриком под мышкой и Князь на Горшке с запыхавшимся Ягодой.
- Они убили Билла! - удрученно сказал Кинчев.
Билл встало, и побежало дальше, придерживая значки.
Рокеры зашли в подъезд и поехали на лифте на девятый этаж. И только Черт пошел пешком во избежание застрявания. Между пятым и шестым этажами он наткнулся на рояль, перегородивший проход. Пытаясь спуститься ниже, Илья Черт обнаружил шкаф-купе, который  только что купили соседи Кости. На подоконнике сидел Саша Васильев, у стены стоял сложенный шезлонг. Саша заявил Илье:
- Выхода нет…
Все зашли в махровку, пришла Раиса Ивановна с гостинцами, прибежал Илья Черт, Саша Васильев, Кипелов и Беркут в обнимку, Эдмунд Шклярский. Князь подписал братьям Горшеневым вольную. Все выпили с Глебом.

Лежа на одежде Самойловых, Черный Пудель Буси и Черный Фольксваген размышляли о жизни.
«Очень хороший этот Шура, может найти общий язык и с людьми, и с нами, а хозяин у него какой-то молчаливый. А Шахрин и Бегунов – мы их так мало знаем, может быть, нам стоит общаться больше? Милая это женщина - Раиса Ивановна, все так к ней хорошо относятся, с чего бы это? Какая-то замызганная квартира у легенды русского рока… А сам он милейший человек. Князь, Горшок и Ягода - они шобутные какие-то. Друзья у Буси забавные. А хозяева этой одежды вкусно пахнут. Пойду, может, выпью с Глебом».